Вторник, 21.11.2017, 03:34
Издательство "Елена"
Главная | Вход | RSS
Меню сайта
Статистика
ПОДОРОЖНИК №4    


НАПИШИ МНЕ ПИСЬМО
                                                                   

    По городу шляется осень
        И хлещет дождями с тоски,
            И стиснула жесткая проседь
                Чуть впалые ваши виски.
    Поникли усталые плечи,
        И дни уплывают как дым,
            И время действительно лечит,
                Но кто от него излечим?
    Хочу, чтоб вам не было больно,
        Чтоб душу не тронула гарь,
            Но если пуста колокольня,
                Бессилен искусный звонарь.
    Хочу, чтоб вам не было грустно,
        Чтоб тучи не застили высь...
            Но что тогда ваше искусство,
                И что тогда, собственно, жизнь?

    Что такое, собственно, наша с вами жизнь, мы узнаём из писем, которыми обмениваемся друг с другом и которых у меня скопилось предостаточно. Начну, пожалуй, с последнего  от Сергея Гончарова из Нальчика - ведь всегда волнительно, когда человек замолкает надолго...
    “...У меня за это время в семье произошли изменения: младшая дочь прошедшей зимой родила нам еще внучку. А 18 августа умерла невестка, жена сына. Ей было всего 34 года. Осталось двое детей. Жена уже выхлопотала для них пенсию. Я попрежнему хожу на дачу, иногда что-то пишу. Когда ночую на даче, то хорошо слышно, как в соседней Чечне рвутся бомбы и снаряды. Вот и сегодня траур объявили - вертолет с людьми разбился... У сына друг приезжал на похороны из Ставрополья, рассказал, как его залило во время ливней, все унесло - свиней, гусей, кур... Столько лет упорного труда пропало!.. Жену еле успел на крышу дома через потолок вытащить - та по горло в воде стояла, пытаясь хоть что-то спасти... Сергей”.
    Да, это лето было на редкость “щедрым” на природные катаклизмы. Вот и Москву они не обошли стороной:
    “Ужасно тяжело пережили жару в июле, а под конец еще и смог от горящих торфяников приключился. В Ильин день патриарх служил молебен о ниспослании дождя. Дождь был и жара спала, но погода стоит сухая. Так что чего-то неважно: то ли  лекарство как-то не так пошло, то ли в атмосфере что-то не то, то ли от чемпионата мира по футболу малость одурел... Трудно сказать...
    ... Гуляли с Женей в дневное время, пока еще более или менее спокойно в переулках и в скверике, где мы обычно сидим. А то ведь “гуляют” по Арбату воинственные толпы подростков, от которых можно ждать чего угодно, особенно, когда идут “стаей” - орут, ругаются, задирают прохожих, выпрашивают деньги. И как было здорово, когда смогла свозить Женю в Зачатьевский монастырь. Он основан в 1360 году. Как же там хорошо! Начинаешь понимать истинное значение слово “лепота”. К сожалению, таких впечатлений немного... Женя и Наталья Владимировна Морозовы”.

    А за скупыми строками писем из Краснодара - “у нас без особенных изменений, пишем понемногу, боремся с недугами всяческими...” - я всегда вижу скромность и великое мужество, с которым преодолевает все природные и жизненные неурядицы удивительно красивой души человек - Людмила Зайцева. И слава Богу, что рядом любящие мама и сын. “Вова полюбил футбол, смотрел по телевизору чемпионат мира, а теперь гоняет мяч во дворе со сверстниками. Мне дали направление на плановое лечение, которое я не получала последние года четыре. Как все сложится... Спасибо за журнал. Он приходит к нам чаще, чем некоторые друзья, живущие рядом. Вот так!” Вот ведь как получается - стоило похвалить журнал за регулярность, как “кто-то” подставил подножку и журнал “охромел”, да и сейчас еще с трудом двигается на костылях в пределах квартиры. Но я постараюсь оправдать доверие друзей. А еще надеюсь, что Людочке удалось пройти курс лечения, и он дал  свои положительные результаты.

    Футболом болели в это лето не только в Москве и Краснодаре. “Болел” им в Оренбурге и Сергей Филатов, который “занят по силам и возможностям. Мешает утомляемость, головная боль. Мешает многое, но я пока  все же еще живу, а не просто так существую, тем более, что есть любимое дело. Главное - сохранять спокойствие, не впадать в панику, не винить кого-то в своей инвалидности, не сетовать на судьбу, тем более, что изменить ничего нельзя. Вот и надо просто жить и работать над тем, что доступно, в крайнем случае работать над собой. И не лениться душой, даже если телом бессилен - ведь в таком случае роль душевной работы возрастает. В больном теле не должен быть дух больным!” А еще Сергей Филатов получил журнал “Поле надежды”, о котором была информация в “Подорожнике” №2, и даже письмо от главного редактора А. Ильина. Так что и вам всем советую обратиться в редакцию этого журнала. Я очень верю в искренность и отзывчивость  составителей.

    “Господи! Кончили мы, наконец-то, ремонт квартиры. Как гору свалили с плеч. Теперь еще поднатужиться, собрать все остатки и, скомбинировав, залепить лоджию... А вообще, мне так хорошо живется, у меня такой замечательный муж. Не могу без слез вспоминать свою прежнюю жизнь. Сейчас мне уютно и тепло в своем доме, мне хочется его украшать...  Я вся полна планов и желаний...” - вот так по-детски радостно и искренне пишет Тамара Мурунова из г. Похвистнево Самарской области. Времени с момента получения письма прошло достаточно для того, чтобы и лоджию “залепить” и к осуществлению задуманного приступить. Успехов тебе, Тамара!

    В трудах праведных и хлопотах живет в Костромской глубинке Оленька Колова, успевая “и дома, и в огороде (хоть и посажено там с гулькин нос, а все ухода требует). Даже за письменный стол не садилась больше месяца, задолжала 20 писем. Как с ними разберусь?! То была серия поездок в райцентр, то походы к друзьям-дачникам из Петербурга. А еще попросили помочь в библиотеке, которую когда-то начинала мама, отдала ей 30 лет своей жизни, я восемь лет была в ней библиотекарем и столько же приглядываю-помогаю работникам, уже второго библиотекаря обучаю, каталоги все шестнадцать лет веду... Всегда у меня на виду лежат Ваши журнальчики и письма. С ними теплее, светлее, уютнее в этом мире...” Спасибо Оленьке на добром слове. Ах, если б вы знали, какую радость испытала я, когда в начале лета вдруг раздался телефонный звонок и незнакомый голосок поведал о том, что принадлежит Оле Коловой. Я не помню, о чем мы говорили, но в тот день я даже обошлась без болеутоляющих пилюль.

    А вот от Аллочки Зениной из Зимовников Ростовской области пришло еще в начале лета грустное письмо - не стало Жени Плотникова. Его светлой памяти в этом номере посвящена рубрика “Что наша жизнь”. “Женя давно прибаливал. Сначала простуда, а затем воспаление легких. Выглядел он ужасно, когда была у него в больнице. Да и сердце дало о себе знать. Через несколько дней звонила в больницу. Врач сказал, что у Жени целый букет болячек, но все что нужно - мы делаем.. А на следующий звонок ответили, что Плотникова уже нет. Приезжал ко мне Женин друг. Он ездил в больницу и там узнал, что и хоронила Женю больница где-то на заброшенном кладбище. Друг и могилы не нашел. Тогда поехал домой, но дом забит досками. Так что об архиве Жени и его рукописях ничего неизвестно. Мне он в каждом письме присылал стихи. Посылал их во многие газеты. Знаю точно, что ни одна шахтинская газета его не печатала. Это для него тоже был сильный удар...” - это строки из письма Наташи Мосиной, которая и сообщила Алле о смерти Жени.

    Грустно было бы кончать обзор на такой минорной ноте, но жизнь продолжается и не все письма еще освещены. Очень скромным ручейком вливается в наш задушевно-письменный разговор Оля Казеева из Барнаула. Нам с ней доступно регулярное телефонное общение, потому она воспользовалась услугами почты только для того, чтобы прислать свои “опусы”, которые уже нашли  место на страницах этого номера. А еще  напомнила о том, что в мае можно было наблюдать “в западной части неба в ночное время парад планет: Юпитер, Сатурн, Марс, Венера в одну цепочку выстраиваются. Следующее такое “построение” будет в 2040 году”.  Если кому-то удалось стать свидетелем такого астрономического явления, поделитесь впечатлениями...

    Всегда люблю читать письма от Светланы Никитенко и ее мамы Надежды Ивановны из п. Усть-Донецкий Ростовской области. Лето  было полно встречами с родственниками и друзьями. Светлане даже удалось пожить на даче, где она купалась в речке  “плавала на надувном круге”. А вот свой отзыв о журнале прислала в стихотворной форме.
        Вышел в свет новый номер журнала,
        “Подорожник” - врачует сердца.
        С восхищением весь прочитала,
        Вытирая от влаги глаза.
        Много писем приходит в квартиру
        Из Москвы, Усть-Донецкого, Шахт...
        Все порадовать нашу Эльвиру
        Новостями своими спешат.
        А она на страницах журнала
        Строчки писем всегда поместит,
        Чтобы больше народу узнало,
        Чем же дышит простой инвалид.
        В “Разговоре за чашкою чая”
        Тема счастья звучала у нас.
        Благодать звонкой песнею мая,
        Как нектар, по душе разлилась.
        Проникая целебной волною,
        Нежно тронули сердце стихи:
        “Август”, “Родине малой с любовью”
        Мне особенно были близки.
        Проза тоже достойна вниманья.
        Предпочтенье кому-то отдать
        Трудно. Я предрассветною ранью
        С удовольствием буду читать.
        “По волнам нашей памяти” плыли
        Вероники Тушновой стихи,
        Маяками в дороге светили
        Самой малой частицы строки.
        И о Пушкине здесь говорили...
        О победах над болью своей.
        Сколько надо истратить усилий,
        Чтобы стать всякой муки сильней?
        Что ж, черед написать о финале,
        Удалой “Подорожничек” наш:
        “Что и где” - с любопытством узнали...
        Информации полный багаж!

    А еще Светлана очень просила поздравить с днем рождения Аллу Зенину и подарить ей вот такие строки.
            *  *  *
                А. В. Зениной

        Запахи лета в квартире почувствую,
        Если читаю о травах стихи,
        Нежность степи, канарейку певучую
        И вечерами журчанье реки...
        Новорожденное утро румяное,
        Аллочкин день - праздник детства встречай!
        Автору “Летнего ливня” и “Августа”
        В полную сыть благодатью воздай!

    “Праздник детства” у кого-то был весной, у кого-то летом, а кто-то встретит его осенней порой. Надо восполнить упущение и завести в журнале “Уголок именинника”, что я и обязуюсь сделать в ближайшем номере. А пока - да здравствуют все именинники! Любите и будьте любимы!

    А сейчас перенесемся мысленно в майский дождливый Курск, где под музыку Вивальди “Времена года” Ирина Отдельнова “думает о лете и о том добром, что в нем ожидается. Лето за порогом или за облаками, что вообще-то все равно, потому что подорожники щедро заполнили лужайки и тропинки, возвещая, что лето близко! Жаль, что до вокзального перрона они не добрались. Впрочем, вполне разумный поступок - там свое столпотворение: кто-то уезжает, кого-то встречают. И это прекрасно, когда ты кому-то нужна, тебя где-то ждут, что есть духовная потребность друг в друге, которая называется “дружба”. И все же - всем на удивление! - на абсолютно бестравном перроне появляется “Подорожник”! Три номера повезу в Москву и покажу своим друзьям. Поделюсь радостью - есть такое замечательное место мечты и доброты - уютный журнальчик, куда приходят талантливые люди. И мои друзья-книгочеи, конечно, по достоинству оценят творчество Евгения Морозова (это та самая проза, про которую хочется сказать старомодно и почтительно - “изящная словесность”). И спросят о других авторах. И я расскажу о тех, с кем переписываюсь - о Тане Майоровой и Сергее Филатове, и покажу их стихи. А когда спросят о создателе журнала, отвечу словами Ю. Мориц из “Песни о волшебниках”:
    Какая тонкая работа - счастливым сделать хоть кого-то,
    Цветок удачи принести, от одиночества спасти.
    А самому потом тихонечко уйти...
И эта истина о Вас. И единственная просьба - “не уходите”. С привязанностью и признательностью. Ира”.
    Хочу сказать, что поездка в Москву состоялась, а в рубрике “Проза” найдете рассказ об одном удивительном дне пребывания Иры у друзей.

    “Белым корабликом”  приплыло “письмишко” из Лосино-Петровска от Тани Майоровой, которая сидит “ в четырех стенах, а на улице “тополиный пух, жара, июль”, но в палисадниках в первый раз уродилось так много яблок, что воздух кажется настоян на них. В открытые окна врываются звуки гитары, гармошки - звуки неземной музыки, и ликующий свет щедро льется в душу, насыщая ее невыразимой прелестью и красотой. В сердце - лето и всеобъемлющая любовь. И до сладостного замирания и прозрения трогаются сокровенные струны души. Я чувствую себя юной и счастливой. А разве можно двумя руками удержать половодье чувств? Две руки можно всего лишь развести в стороны, а потом соединить в объятия, в кольцо из рук и покружиться от радости.
    И хочется сочинять стихи или мечтать о любви. Стихи не пишутся - читаются. А о любви думается неотвратимо. Я не свожу с голубого неба глаз. Небо глядит в окна. И пленительно-щемящее блаженство растет в груди. И сладостно, и больно, и восторженно, и легко... И так печально-печально, словно боишься проснуться и потерять себя любящую, и вдруг понимаешь - это сон. И можно задохнуться от счастья. А сердце бьется с такой силой, что, кажется, пробьет тонкую стенку груди, и чтобы удержать ее на месте, прижимаешь рукой. А потом новая, полная поэзии и праздничного сияния неба, печаль... И хорошо-хорошо приветствуются и жизнь, и лето, и светлые моменты бытия когда думаешь о том, что будет. А будут счастье и новые  встречи
”.  Давайте вместе с Таней и мы хорошо-хорошо поприветствуем жизнь и будем мечтать о счастье и о новых встречах. А они непременно будут - пусть даже в письмах, но будут!

    Меня часто спрашивают в письмах - как живут Губины, что в п. Кировский Алтайского края? Живут, но очень тяжело живут. “Здоровье Валерки все хуже и ничего уже нельзя вернуть. Нельзя вернуть и мои годы. И помощи ждать неоткуда - мои родственники все уже “там”. Так что живем, как можем: вот картошку выкопал, сложил на место. В огороде все было и есть. Вырастает, зреет и пропадает. Все ждали вас - приедете, попробуете на зуб. Так нет же, случилась беда... Тем не менее, наше приглашение остается в силе. Всетаки теплится надежда на встречу. И в саду все в томительном ожидании: и последние розы, и георгины. Начали пламенеть листья на груше, на вишнях. Был осенний цвет у яблонь - такие крупные белые цветы. Созрел урожай винограда... Приезжайте. Валерка почти каждый день “говорит” о вас и заставляет меня писать. Ждем” - пишет Валентин Иванович. Понимаю, что надо бы съездить, но пока могу себе позволить только письмо или телефонный звонок.

    “Каждый раз, получая “Подорожник”, вспоминаю далекое детство, когда подорожник прикладывали не только к ссадинам, но и отвар пили, если закладывало грудь. Сейчас, когда закладывает грудь от безысходности, “Подорожник” приходит, как скорая помощь, врачуя своим добрым словом. Жаль, что так мал тираж...” - пишет Катюша Лошкова из Бийска.
    Не она одна сетует на мизерность тиража, но большего я, увы, не потяну, даже если говорить только о физических затратах на издание. Силы не те, да вот еще  с “удачным падением” повезло. Кроме того, каждый новый автор - это не только увеличение тиража, но и увеличение объема журнала. Это вы почувствуете уже на этом номере. Конечно, можно убрать всякие рубрики, оставив только прозу и поэзию, а так не хочется этого делать. Говоря словами Булата Окуджавы:
        Какими были прежде мы!
        За это нам и перепало -
            глоток любви и простоты,         
                а что-то главное пропало!..

    Тем не менее, обзор ваших писем заканчиваю только что пришедшим письмом  из С. Никольское Оренбургской области:
    “Здравствуй, милый “Подорожник”! Журнальчик мне прислал почитать Сергей Филатов и теперь его надо вернуть обратно, но как не хочется мне с ним расставаться. Читала его и словно плавала в волнах любви, тепла и гармонии. Спасибо Вам за это чудо! Высылаю для “Подорожника” свои новые стихи, и хочу, чтобы Вы приняли меня в свое общество, на свой чудесный островок, к которому влечет меня мое сердце. Здесь я встретила много знакомых мне имен, очень рада им, их замечательным стихам, прозе. И, кроме того, узнала много нового о Ксении Некрасовой, и о великом библиотекаре из г. Братска В. С. Сербском. Рубрики “Разговор за чашкой чая”, “Знаете ли вы” - это очень интересно, любопытно. И встреча с Булатом Окуджавой и Ю. Мориц - теплом и грустью повеяло от их строчек, захотелось их читать снова и снова. Разнообразие “Подорожника”, и современность, и встреча с классикой, и задушевные письма-переклички голосов друзей - все это ощущаю так близко, будто общаюсь с глазу на глаз. И самое главное, вступительное слово автора - дружеское, участливое, объединяющее строчки всех авторов-участников в единый венок, в единый букет, благоухающий, целебный, благотворно действующий на души и сердца читателей. Спасибо за талант души! С уважением. Анна Ганюшкина.”.

    Публикация письма Ани и присланных стихов - положительный ответ на просьбу принять ее в наше общество. На этом, пожалуй, мы и завершим нашу очередную встречу. Понимаю, всех интересует и мое здоровье, и мой жизненный настрой. Отвечу, может быть немного пафосными, словами советского поэта Николая Грибачева.
    На усталость жалобой своею,
        выходом из строя хоть на миг
            огорчить друзей моих не смею
                и врагов порадовать моих.
    Значит, бейся, сколько можешь биться,
        а когда почувствуешь беду,
            не проси меня остановиться -
                можешь разрываться на ходу!

                    С любовью. Э. Чуфистова.

    ЧТО  НАША  ЖИЗНЬ..
                                                                
 
    СВЕТ  И  ТЕМНОТА  ЕВГЕНИЯ  ПЛОТНИКОВА

    Уходит жизнь неслышно в Лету
        И с нею - память о тебе...
            Года,  закаты и рассветы -
                Скрипичный ключ в моей судьбе.
    Эти строки принадлежат перу старожила журнала “Встреча” Евгению Плотникову из г. Шахты Ростовской области. Знаком он авторам и читателям нашего альманаха, со многими состоял в дружеской переписке - самой доступной форме общения людей с ограниченными возможностями здоровья, к тому же живущим далеко друг от друга. Глубоко уверена, что наша географическая разобщенность не будет препятствием, чтобы всем вместе, склонив головы, помолчать, подумать и сказать слова вечной памяти удивительно светлому человеку, каким был Женя.
    В жизни каждого человека бывают судьбоносные моменты, как бы своеобразные точки отсчета. Для Жени, родившегося 1 декабря 1952 года, таким стал день 20 декабря 1988 , когда группа подвыпивших подростков буквально вытолкнула его из тамбура тронувшейся электрички, позарившись на лежащую в сумке поверх новогодних подарков бутылку шампанского. Женя стукнулся головой о бетонную твердь перрона, сгоряча вскочил и пробежал несколько шагов - последних шагов на своих ногах! - и рухнул под колеса электрички.
    Пока врачи делали все возможное для спасения жизни Жени, хуторские мужики из Новой Бахмутовки, где жила семья Плотниковых, отправились на погост: зима, лучше вырыть могилу загодя. Но Женя выжил - и ценой врачебных усилий, и силой своего желания жить, вот только жизнь разделилась на две части - до и после трагедии.
    До - счастливое детство, учеба в школе, гибель отца - летчика-испытателя, ответственность за больную мать, служба на Северном флоте, работа на шахте в бригаде заслуженного шахтера России Михаила Чиха, большая любовь, рождение детей. И, наконец, переезд на хутор Новая Бахмутовка из-за болезни сына, где Женя научился многим премудростям сельской жизни, освоил работу скотника, шофера, тракториста.
    После - больничные койки, корсет, протезы, инвалидная коляска, предательство любимого человека и бесконечные мысли: “Как быть? Что делать?”.  Но уже в больнице вспомнил о своем давнем увлечении и взялся за перо. О чем писал? О себе, о друзьях по несчастью, вспоминал рассказы старших товарищей, случаи из своей шахтерской жизни - ведь каждый спуск в шахту равносилен прогулке по минному полю. Писал о счастье, которое “у чужих дверей нашло приют”. Писал о любви.
        Закон любви неповторимо прям:
        От сердца к сердцу хрупкая дорожка.
        Чуть-чуть левей - и все летит к чертям,
        Чуть-чуть правей - и свет в твоем окошке.
    Конечно, душа жаждала света, но действительность забирала все левее, больно ударив по незажившим ранам изменой любимой. Пришлось покинуть семью и переехать к матери, которая и до того болела, а увидев обезноженного сына, окончательно тронулась разумом. И все чаще одиночество и отчаяние толкали Женю “на бредовые глупые мысли”.
    Спасли дети, не принявшие отчима. Их приезд наполнил жизнь Жени новым содержанием, он снова почувствовал себя человеком, нужным и детям, и миру, частицей которого был сам. И суд поддержал, передав на воспитание “истцу-отцу Плотникову Евгению Николаевичу несовершеннолетних детей: 16-летнего Владимира, 9-летнего Максима и Анюту 3,5 лет”. Отцу - инвалиду первой  группы, лишившемуся обеих ног!
    У нас с Женей была доверительная переписка и потому знаю, каких трудов стоило поднять детей, живя на инвалидную пенсию и детское пособие, которое и платилось-то нерегулярно. Выстояли Плотниковы, да и свет не без добрых людей.
    А Женя не только свою семью поднимал, но и друзьям-инвалидам помогал в поисках счастья, создав клуб с таким же прекрасным названием. И было в том клубе более 500 инвалидов, нуждающихся в человеческом общении, в друзьях по интересам, мечтающих о создании семьи. За годы работы клуба 36 пар сочетались законным браком, и ни одна из семей пока не распалась. 72 человека, обреченные недугом на одиночество, обрели счастье. Даже если бы это была одна пара, и то велика была бы заслуга Жени, а тут...
    А вот для себя такого счастья он не смог сотворить и умер в одиночестве в больнице в декабре прошлого года. А что же дети, которым он отдал столько сил, а они даже не удосужились снабдить отца, живущего в частном доме, топливом на зиму? Что же сноха, которая, уходя из дома, забыла у безногого деда своего 5-летнего сына? Не знаю и не берусь судить, это дело их совести. Знаю одно, что Женя, тянущийся к свету сам и дающий другим пример мужества и жизнестойкости, когда все складывается не благодаря, а вопреки,  не заслужил такого финала.
    В одном из своих стихотворений он писал:
            Если мне повезет отыскать в жизни тропы заветные,
            Покорю Джомолонгму любви...

    Не повезло, не отыскал, не покорил... И сколько он еще не... “Не дозвучал его аккорд...” Тем не менее, я знаю, что когда-то Женя на вопрос, счастлив ли он, ответил: “Конечно. Ведь это счастье - видеть и дышать, дышать и видеть, слушать голоса, общаться с внуком и детьми, со случайными прохожими, ощущать вкус хлеба и воды, любоваться красками цветов и неба. И буду счастлив, пока хоть часть этих качеств будет при мне...” Хочу верить, что хоть малая толика “этих качеств” была с Женей до его последнего вздоха, а это значит, что он умер счастливым... Очень хочу в это верить...
    “Уж сколько их упало в эту бездну, разверстую вдали...” Вот и Женя преждевременно угодил в нее и теперь я знаю, чем объяснить такое его долгое молчание, протяженностью почти в год.
    Горько от этой потери... Вдвойне горько, что журнал “Встреча”, давший в свое время Жене путевку в литературную (и не только!) жизнь, не догадался публично принести свои извинения за “критическую заметку”, которая нанесла ему “неоправданно жестокие раны”. “Непризнание, неприятие меня, дикое одиночество”  - вот чем жил Женя после той статьи.
    Прости нас, Женя...
    Пусть будет тебе вечная память в сердцах всех, кого ты сумел обогреть своим светом.
    И земля на заброшенном кладбище пусть будет пухом...
            Не могу поверить, что отныне
            Не сойдутся вновь наши пути,
            И тебе вместе с дыханьем ветра
            Шлю свое последнее “прости”...
    Прости...
            С глубокой скорбью  Э. Чуфистова.    
                    СВЕТЛАНА  НИКИТЕНКО
                п. Усть-Донецкий  Ростовской области


            ПАМЯТИ  Е. Н. ПЛОТНИКОВА

    Умер тот, кто был безмерно дорог,
            Хоть и не встречались никогда.
                Оттого ли и слеза за ворот,
                    Что своей судьбы не угадать.

    Горы писем - в них стихи, советы,
            Вести о наличьи перемен.
                На мои вопросы там ответы...
                    Подпись: “С уважением Е. Н.”

    А сейчас, на небе став звездою,
            Мой наставник видит свысока,
                Как из-под пера порой ночною
                    Выплеснулась грустная строка.

    Сохранит все наставленья сердце,
            Бережно неся через года!
                В небосвод мне удалось вглядеться:
                    Вон горит Евгения звезда...

        

            


 

Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Студия дизайна "Gantor"
  • Алтайский краевой центр развития творчества детей и юношества
  • Сообщество uCoz
  • Подорожник
  • Инструкции для uCoz
  • Gantor © 2017