Воскресенье, 24.09.2017, 09:41
Издательство "Елена"
Главная | Вход | RSS
Меню сайта
Статистика
ПОДОРОЖНИК №4.2


        

            


 
    ПРОЗА    
                                                       

                    
                    АЛЛА  ЗЕНИНА

            С Т И Х И,   П Р О Н З А Ю Щ И Е   С Е Р Д Ц Е

                    Когда стихом нельзя зажечь сердца,
                    Бессмысленны все тяготы певца...

    Это изречение принадлежит восточному мудрецу и поэту Алишеру Навои, жившему 400 лет назад. Но речь пойдет не о нем - об Эдуарде Асадове, нашем современнике, родившемся в 1923 году. Он один из поэтов, чье творчество зажигает сердца, более того, оно порой становится вектором, указывающим жизненную тропу. Чтобы не быть голословной в этом утверждении, расскажу о себе, но позже.
    Эдуард Аркадьевич как-то в интервью сказал, что поэзия востребована во все времена. Так оно и есть. И как ни парадоксально, интерес к поэзии, количество творческих людей возрастает в наиболее смутные годы, это подтверждено историей. Нынешняя российская действительность не является исключением.
    Россия всегда выделялась среди других стран массовой талантливостью. Данный факт признает даже заносчивый Запад. Признает и удивляется. Подспудная, высокая духовность народов России перемалывает все катаклизмы, самодурство всех правителей. И нынешняя анархия, которую называют демократией, будет перемолота. Поэт Асадов, истинный сын России, горячо любящий свою страну, страстно верит в это и мы верим вместе с ним.
            Да, Русь всегда доверчива. Все так.
            Но сколько раз в истории случалось,
            Как ни ломал, как ни тиранил враг,
            Она всегда, рассеивая мрак,
            Как птица Феникс, снова возрождалась!

            А если так, то, значит , и теперь
            Всенепременно доброе случится,
            И от обид, от горя и потерь
            Россия на куски не разлетится!

            И грянет час, хоть скорый, хоть не скорый,
            Когда Россия встанет во весь рост.
            Могучая, от недр до самых звезд
            И сбросит с плеч деляческие своры!

            Не знаю, доживем мы или нет
            До этих дней, мои родные люди,
            Но твердо верю: загорится свет,
            Но точно знаю: возрожденье будет!

                    ( “Россия” )
    О востребованности поэзии можно судить по тому, как к ней относится молодежь. Когда-то моя тетушка передала мне блокнот, в который она в юности записывала понравившиеся стихи. У меня и моих одноклассников тоже имелись сокровенные тетрадки. И у нынешних девчонок есть. А ребята? Им дозволяется читать эти “тайны”. К тому же, влюбившись, мальчишки  пробуют сочинять сами куда чаще, чем девчонки, предпочитающие искать и находить готовое, созвучное их душам, у классиков и современников, куда более красивое, чем собственные неуклюжие опыты. Так вот, в блокноте тети, в моих тетрадках, в альбомчике подрастающей племянницы не последнее место занимают стихи Эдуарда Асадова.
    Чем объяснить не иссякающую популярность его поэзии? Кто читал, наверно сразу ответит: жизненностью! Жизнь и стихи Асадова - единое целое. Нет в его стихах красивости, поэтического новаторства. Они привлекательны рассказом о простом, обыденном, но - вечном. Поэзия Асадова, как источник, в котором каждый находит для себя освежающий, целительный глоток. В его стихах - мудрость.
            Пусть будут весны, будут соловьи,
            Любите милых горячо и свято,
            Но все же в труд идите, как в бои,
            Творите биографии свои,
            Не упускайте времени, ребята!
                ( “Творите биографии свои” 1981 )
            А счастье, по-моему, просто
            Бывает разного роста:
            От кочки и до Казбека, -
            В зависимости от человека.
                ( “Что такое счастье” 1966 )
            И если мы вправду с тобой хотим,
            Чтоб счастье сияло, а не хирело,
            Давай же пройдем сквозь ветра и дым
            С любовью и верою без предела!
                ( “О вере и любви” 1990 )
            Почему так нередко любовь непрочна?
            Несхожесть характеров? Чья-то узость?
            Причин всех нельзя перечислить точно,
            Но главная все же, пожалуй, трусость.
            . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
            И, может, чтоб счастье пришло сполна,
            Не надо душу двоить свою.
            Ведь храбрость, пожалуй, в любви нужна
            Не меньше, чем в космосе или в бою.
                    ( “Любовь и трусость” 1967 )
            И уж коль действительно хотите,
            Чтоб звенела счастьем голова,
            Ничего-то в сердце не таите,
            Говорите, люди, говорите,
            Самые хорошие слова!
                    ( “Нежные слова” 1970 )
            И пусть невзгоды лупят вновь и вновь,
            Я говорю уверенно и круто:
            Не признаю ни дружбу, ни любовь,
            Что удирают в трудную минуту.
                    ( “Надежное плечо” 1992 )
    Можно цитировать и цитировать. Я наконец-то стала обладателем томика стихов “Страницы любви”. Книги Асадова расходились быстро, трудно было достать. К тому же, порой поэта пытались замалчивать (от редакции - имени Асадова нет в огромном фолианте Евгения Евтушенко “Строфы века”), обливать грязью, навешивали ярлыки. “Критики” (намеренно беру это слово в кавычки) даже придумали термин “асадовщина”. Но нет лучшего критика, чем Время. Оно оказалось благосклонным к творчеству поэта.
    Собирая стихи, о самом авторе ничего не знала. Для меня было потрясением увидеть фотографию поэта с черными очками на глазах. Эдуард Аркадьевич - фронтовик, Герой Советского Союза. Но награду получил лишь пять лет назад - так долго она искала героя. Случай закономерный для нашей страны, где основная власть - у бюрократов. Асадов был тяжело ранен под Севастополем 4 мая 1944 года. С тех пор многоцветье мира хранится в его памяти, но ни за что не догадаешься об этом по стихам. После войны Асадов пришел в литинститут им. Горького, с отличием его окончил. Читательский успех был огромный. Поэт и теперь энергичен и деятелен, не отказывается от выступлений и встреч, ездит на встречи с молодежью. И залы, где проходят встречи с читателями, всегда заполнены до отказа.. А вот как отвечает Асадов на вопрос корреспондента: “Эдуард Аркадьевич, когда вы испытываете чувство наибольшей радости?” “Когда ощущаю, что нужен людям, что моя поэзия помогает им быть честными, мужественными. Мне один врач написал из Киева: “Знаете, я очень люблю Вашу поэзию. Когда лекарства не помогают, я беру Вашу книгу и иду в палату. И происходит чудо: люди начинают верить в выздоровление”. Поэзия дает мне силы, она была и остается моей радостью, моим счастьем, моим оружием”.
    Думаю, магнетизм стихов поэта в том, что он всегда откровенен в выражении своих чувств, преисполнен доверия к людям. Радость и боль в открытую несет нам, читателям, не сомневаясь, что будет услышан и понят. И находит отклик в наших сердцах. Эдуард Аркадьевич говорит: “Случилось в моей жизни горе. Умерла супруга. Я остался один. Никто из коллег по литературе не пришел, не позвонил. А рядом оказались те, кого я называю сыновьями моих фронтовых друзей. Много месяцев меня опекали. Я снимаю перед ними шляпу”.
            И не свалюсь я под любою ношею,
            Когда на всех и радость, и беда,
            Спасибо вам за все, мои хорошие,
            И дай же Бог вам счастья навсегда!
                ( “Сердца моих друзей” 1997 )
    Прочтем хотя бы отрывок из стихотворения “Одиночество” Оставит ли нас  равнодушными этот плач души?
            На земле нашей сложно и очень людно.
            Одиночество - злой и жестокий друг.
            Люди! Милые! Нынче мне очень трудно,
            Протяните мне искренность ваших рук!

            Я дарил вам и сердце свое, и душу,
            Рядом с вами был в праздниках и в беде.
            Я и нынче любви своей не нарушу,
            Я - ваш друг и сегодня везде-везде!

            Нынче в душу мне словно закрыли дверь.
            Боль крадется таинственными шагами.
            Одиночество - очень когтистый зверь,
            Только что оно, в сущности, рядом с вами?!

            Ложь, обиды, любые земные муки
            Тяжелы. Но не гибнуть же, наконец!
            Люди! Милые! Дайте мне ваши руки
            И по лучику ваших живых сердец!

            Пусть огонь их в едином пучке лучится,
            Чтобы вспыхнуть, чтоб заново возродиться,
            Я сложу все их бережно: луч - к лучу,
            Словно перья прекрасной, как мир, жар-птицы,
            И разбив одиночество, как темницу,
            Вновь, быть может, до радости долечу.
    Когда взяла в руки так долго искомую мною книжечку и раскрыла ее, первое же стихотворение ударило по нервам: да это же обо мне написано! Мои мысли, мое душевное состояние угаданы поэтом и высказаны просто и сердечно. А, может быть, и ваши?
            Как мало все же человеку надо!
            Одно письмо. Всего-то лишь одно.
            И нет уже дождя над мокрым садом,
            И за окошком больше не темно...

            Зажглись рябин веселые костры,
            И все вокруг вишнево-золотое...
            И больше нет ни нервов, ни хандры,
            А есть лишь сердце радостно-хмельное!

            И я теперь богаче, чем банкир.
            Мне подарили птиц, рассвет и реку,
            Тайгу и звезды, море и Памир.
            Твое письмо, в котором целый мир.
            Как много все же надо человеку!
                    ( “Одно письмо” 1965 )
    А теперь вернусь к началу своего эссе, расскажу, как стихи Асадова повлияли на мою жизнь. В школьной тетрадке - “Трусиха”, “Они студентами были”, “Доброта”, “Зимняя сказка” и другие. Только есть два стихотворения , для меня - особенных, тогда мне, девчонке, сразу врезавшихся в память раз и навсегда. Это - “Прямой разговор” и “Чудачка”.
            Но ведь чувства тем и хороши,
            Что горят красиво, гордо, смело.
            Пусть любовь начнется. Но не с тела,
            А - с души, вы слышите, - с души!
            . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
            Чтоб ценили вас и это так,
            Сами цену впредь себе вы знайте.
            Будьте горделивы. Не меняйте
            Золота на первый же медяк!
                    ( “Прямой разговор” 1959 )
    В “Чудачке” речь идет о девушке с романтической душой, которую называли “принцессой и гордячкой”, и “синим чулком” всего лишь за то, что она верила в большую любовь и терпеливо ждала этого чуда, в то время, как ее подружки давно повыходили замуж.
            “Неужто не нравился даже никто?” -
            Посмотрит мечтательными глазами:
            “Нравиться - нравились. Ну и что?” -
            И  удивленно пожмет плечами.

            Какой же любви она ждет, какой?
            Ей хочется крикнуть: “Любви-звездопада!
            Красивой-красивой! Большой-большой!
            А если в жизни не встречу такой,
            Тогда никакой не надо!”
                    ( “Чудачка” 1964 )
    Эти строки просто пронзили тогда мое юное сердце. Конечно, молодость, она и есть молодость. Увлечения, влюбленности были. Но интуиция подсказывала - все это не то, и не спешила размениваться на мимолетности. Терпение мое было вознаграждено. Любовь, которая обыкновенно является внезапно, обрушилась на меня одновременно с летним звездопадом. Такая же ослепительно красивая, чарующая. Я могла бы еще добавить: и была такой же стремительной, как звездопад, ибо, не успев осознать свое счастье, стала вдовой. Но слово “была” к любви неприменимо. Она есть, она во мне. Любовь повлекла за собой другой звездопад - мои стихи. Они пришли как бы утешением за это преждевременное расставание, утешением и верой в неугасимость любви. Закончу строками Эдуарда Аркадьевича, которые он посвятил Галине Валентиновне Асадовой, ибо мое эссе - о нем, о поэте, стихи которого с неиссякаемым интересом читают различные поколения уже более полувека. Но одновременно эти строчки словно и мои, настолько полно они созвучны моей душе:
            Сквозь звездный звон, сквозь истины и ложь,
            Сквозь боль и мрак и сквозь ветра потерь
            Мне кажется, что ты еще придешь
            И тихо-тихо постучишься в дверь...
                    ( “Стихи о тебе” 1997 )
                                    
СВЕТЛАНА МЕДВЕДЕВА
                        г. Краснодар
                    * * *

            Я не помню колыбельной,
            что мне в детстве пела мама.
            Мамин голос душу полнил
            и его так было мало.
            Мамы нет, а песни живы
            из ее времен суровых.
            Я пою, чтоб стать счастливой
            под своим родимым кровом...

                * * *

            Трудно сделать первый шаг,
            а потом все - просто:
            прыгнуть выше бедолаг,
            что кичатся ростом.
            Горем черным сытой стать
            и в грозе судьбинной
            страх любовный испытать,
            мед испить полынный.
            Но не “мат” себе, а “шах”
            ставить в жизни пестрой...
            Трудно сделать верный шаг,
            а потом - все просто?!.            
               

Я

            Я - женщина странная-странная,
            горжусь своей хатой саманною,
            и женщина в общем обычная,
            подругу в беде смогу выручить.
            Я - женщина тихая-тихая,
            сражаюсь старательно с лихом я,
            и где-то я - женщина громкая
            с мечтою высокой и емкою.
            Я - женщина сильная-сильная,
            в судьбе берегу свои символы,
            признаться должна, что я - слабая,
            в делах поступаю по-бабьи я.
            Я - трудная женщина, трудная,
            дружу с напряженными буднями,
            и все же я - женщина легкая,
            дарю я венки непоблеклые.
            Я - нежная женщина, нежная
            с любовью своею заснеженной,
            на всех по-людски я похожая -
            простая, усталая, сложная...

                * * *

            Я слышу шум пролившейся грозы
            и звон летящего на солнышко шмеля,
            и шелест нежных крыльев стрекозы,
            и дятла стук, и крик коростеля,
            и шепот расцветающих садов,
            и то, о чем в большой реке молчит вода, -
            жаль, от тебя не слышу добрых слов,
            со слухом, знать, я вовсе не в ладах...

                
* * *

            Надеть бы мне платье зеркальное,
            чтоб им отражать все печальное,
            обидное, серое, злобное,
            завистливое, низкопробное...
            Мне платье надеть бы атласное,
            тогда бы ясней стало ясного -
            сулит ли судьба горделивая
            любовь без отливов с приливами...
            Надеть бы мне платье венчальное,
            душой бы я к счастью причалила,
            в свой дом позвала смело радугу,
            чтоб сердцем остуженных радовать...


                * * *
                    Из Гейне

            Счастье легкомысленной девицей
            любит приходить и уходить,
            чтоб им не успели насладиться,
            чтоб слеза могла вослед пролиться, -
            как же можно счастье не любить?!
            А несчастье женщиной степенной
            прочь уйти из дома не спешит,
            ведь ему знакомы: взгляд согбенный
            и болезнь, и горе в жизни бренной,
            и разлом страдальческой души...


                * * *

            Лечу - лечусь,
                плачу и плачу
                    и не  хочу
                        судить-судачить.

            Творить хочу,
                любить и верить,
                    и морем чувств
                        судьбу измерить.

            Взять иль отдать -
                за мною выбор,
                    какой, узнать,
                        мне жребий выпал...

                        АЛЕКСЕЙ  ШАНТ
                        г. Кострома
    Читатель! Уже в третий раз на страницах альманаха появляется это имя. “Хорошие ведь стихи, правда? И не подумаешь, что человек, их написавший, тридцать лет сидит в заключении. Нынче он освобождается после очередного 8-летнего срока. Но вот , тоже горюшко: освобождается человек, а - ни кола, ни двора, ни родной души. Мать умерла, когда он уже сидел. Старший брат три года назад умер, еще двух братьев год назад убили ради того, чтобы завладеть квартирой, принадлежащей самому Алексею. Сначала он вынашивал план мести, мечтал завести свое издательское дело (совершенно не зная нынешней жизни!) И чего только не строил он в своих планах, какие только дворцы не возводил! А в последнем письме делился, что уйдет в монастырь. Сомневаюсь, что он ему последует. Из одного заключения в другое вряд ли захочется. Ведь из пятидесяти лет жизни тридцать - за решеткой, за проволокой...” Все это рассказала Оля Колова в одном из писем. Это она присылала стихи Алексея для “Встречи”, но их не приняли. И вот с последним письмом Оля прислала книжку Алексея “Тюрьма - не школа”. Алексей уже должен быть на свободе, но более года нет от него вестей. “Хорошо, если пошел в монастырь, как обещал. Но если поддастся жажде мести...” Что ж, будем верить в лучшее и пожелаем Алексею всего самого доброго, светлых надежд, их свершений и добрых людей на его таком  нелегком жизненном пути. А пока продолжаем знакомство с его поэзией.

                ГОД  ТИГРА

            Я давно отыграл в безобидные игры,
            Горьким горем приправив судьбы своей суть,
            Но сегодняшний день - первый день года Тигра -
            Несмышленым тигренком отправился в путь.

            И, как всякий малыш, не привыкший к охоте,
            Он берет свою пищу из нашей руки,
            Но в подушечках лап зреют острые когти,
            И твердеют у хищника в пасти клыки.

            Завтра вырастет он в настоящего зверя,
            На кого-то оскалится и зарычит...
            И, чтоб этого зверя к себе приручить,
            Надо сильно и твердо в хорошее верить.

            ПИСЬМО ПОДХАЛИМАЖ БИБЛИОТЕКАРЮ
                Н-СКОЙ ТЮРЬМЫ

            Евгения Павловна, радостей бури Вам!
            Множества Вам самых ласковых лет!
            Пусть будет вечно приятно-лазуревым
            Каждый спешащий к Вам новый рассвет!

            Много я женщин встречал привлекательных,
            Много встречалось мне ласковых глаз,
            Но никого я не встретил - внимательней,
            Проще душой и сердечнее Вас.

            Хочется с Вами тепло и доверчиво
            Поговорить о злодейке-судьбе
            И под влияньем спокойного вечера
            Искренне выплакать все о себе.

            Был я когда-то способным, наверное,
            В деле подбора метафор и слов,
            Только судимостью - будто назло! -
            Жизнь и судьба навсегда исковерканы.

            ... Дверь в институт была настежь распахнута,
            Но эта сволочь - судимость моя!..
            Ректор сказал мне: “Ты что, парень, трахнутый?!
            Лезешь с судимостью в наши края!..”

            Глупо моргая седыми ресницами,
            Он шепелявил среди тишины:
            “Знаем мы вас, Блохиных-Солженицыных!
            В общем, судимые нам не нужны!..”

            Было обидно, и я наплевательски,
            Глупо отнесся к дальнейшей судьбе -
            Стал со шпаной в отношеньях приятельских
            И уголовника видел в себе...
        
            Мною немало лет в тюрьмах потеряно,
            Молодость пропита, словно гроши,
            И не сегодня, так завтра - безвременно
            Я оказался б совсем без души.

            Счастье мое - что однажды случайно
            Кто-то кому-то сказал обо мне,
            И поворот от слепого отчаянья
            Сделан был мною за несколько дней.

            Я получаю письмо, и не верится -
            Пишет известный в России поэт:
            “Я бы хотел, Алексей, с Вами встретиться.
            Где Вы родились? Сколько Вам лет?

            В Ваших стихах очень много хорошего -
            Ярких метафор и правильных слов, -
            Так что забудьте ненужное прошлое,
            Больше пишите хороших стихов...”

            Вот и стремлюсь я года свои мрачные
            В мире с поэзией милой прожить,
            Чтобы однажды сравненья удачные
            Добрым читателям мог предложить.

            К Вам же, Евгения Павловна, личная
            Просьба моя в эти трудные дни -
            Если судьба моя не безразлична Вам,
            Не оставляйте поэта без книг.
    
            Рад я любым поэтическим сборникам -
            Трижды греховным и трижды святым,
            Трижды раздутым, четырежды тоненьким,
            Трижды серебряным и золотым.

            А за внимание Ваше сердечное -
            Множества Вам самых ласковых лет!
            Пусть Вас встречает теплом человечным
            Каждый спешащий к Вам новый рассвет!

                * * *

            Я где-то между смертью и рождением
            Поставил душу во главу угла,
            Поэтому мне в день освобождения
            Апрель звонил во все колокола.

            Мне улыбались женщины на улицах,
            И первый раз за много-много лет
            Я получил возможность не сутулиться
            И улыбаться женщинам в ответ.

            И контролеры, возвращая вещи мне -
            Одежду, документы и часы,
            Изволили шутить - мол, в Благовещенье
            В свой отчий дом вернется блудный сын.

            А день, и правда, был на заглядение,
            Сплошное море света и тепла!
            Но главное - мне в день освобождения
            Апрель звонил во все колокола.


                *  *  *

            Сколько было тревог -
            И ненужных, и злых, и недолгих!..
            Сколько было дорог -
            Сквозь ветра, сквозь дожди и пургу!..
            Я любимый порог покидал у родной моей Волги
            И следы своих ног оставлял на сибирском снегу.

            Но каким бы я ни был -
            Бродягой, преступником, зверем,
            Как бы хитрая небыль
            Меня ни ласкала тепло, -
            Материнскому хлебу я был благодарен и верен,
            Материнское небо
            Меня не вернуть не могло.

            Я вернулся сюда, -
            Где вставали на цыпочки годы,
            Где речная вода
            Освежала лицо моих дней,
            Где в весенних садах
            Зеленела нежнее природа,
            Чем в чужих городах,
            Навсегда отоснившихся мне.

            Я вернулся назад
            Не растратившим чувственной силы,
            Чтоб березы в слезах
            Без меня не встречали весну,
            Чтоб в любимых глазах
            Прочитать долгожданное - “милый...”,
            Чтоб любимой сказать:
            “Я любил тебя только одну!”

            Обходя за версту
            Поцелуи влечений недолгих,
            Я любовь и мечту
            В сердце нес сквозь дожди и пургу,
            И вчера на мосту
            Утопающей в сумерках Волги
            Я узнал теплоту
            Самых нежных и трепетных губ.


                *  *  *

            Расписалась осень на лохматом небе
            Журавлиным клином на исходе дня.
            Я давно усталым и печальным не был,
                А теперь и близким не узнать меня.

            Никакого зелья, никакой отравы
            Я не пил сегодня, а хожу больной,
            Значит, это листья, значит, это травы
                Ядовито смотрят в душу желтизной.

            Значит, это осень приговор веселью
            Подписала в небе клином журавлей,
            Чтоб вуалью грусти и тоски висели
                Дождевые тучи над лицом полей.


                АННА  ГАНЮШКИНА
                    

                *  *  *

            Сентябрь на исходе, и дни невесомые
            В осенних ладонях плывут,
            Еще каждым утром здороваюсь с солнышком,
            И этим держусь на плаву.

            Еще собираю тепло по крупиночкам,
            По искорке - свет сентября,
            Но слышу: бредет золотыми тропинками
            Ненастья глухая пора.

            Еще не погашено мыслей сияние,
            И светится солнечный сад.
            Продлись, ясной осени очарование,
            Не блекни, березки наряд.

            Сентябрь на исходе и льгот не предвидится,
            И скоро листве умирать.
            Возьми меня, сад, под свое покровительство,
            Нам вместе весну поджидать...

                *  *  *

            Войди в меня, свет осени,
            Дыханием любви,
            Бесплодных мыслей россыпи
            Сияньем оживи.
            Пречистый свет, пронзительный,
            Вливайся в мою кровь.
            Прививкою предзимнею
            Мне сердце приготовь

            К студеной безысходности,
            К сюрпризам белой тьмы,
            Я помню цепи холода
            На острове Зимы.
            Осенний свет, неистовый,
            Прозрачный, теплый свет,
            Листвою золотистою
            Укрой меня от бед.
            В твое пространство строгое
            Вхожу как в храм святой,
            Объята, очарована
            Твоею красотой...

                *  *  *

            Слышишь? Близится октябрь -
            Время писем и дождей,
            Время медленных раздумий,
            Время добрых новостей.

            В них так хочется поверить
          
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Студия дизайна "Gantor"
  • Алтайский краевой центр развития творчества детей и юношества
  • Сообщество uCoz
  • Подорожник
  • Инструкции для uCoz
  • Gantor © 2017