Вторник, 21.11.2017, 03:34
Издательство "Елена"
Главная | Вход | RSS
Меню сайта
Статистика
ПОДОРОЖНИК №4.3


        

           
 
РАЗГОВОР ЗА  ЧАШКОЙ  ЧАЯ
                                                           

    Друзья! Давайте  потеснимся, чтобы освободить место у нашего самовара новым авторам альманаха - Светлане Медведевой из г. Краснодара, Людмиле Белоусовой из г. Бийска, Оленьке Казеевой  из г. Барнаула, Анне Ганюшкиной из Оренбургской области.
    Лето уже перешло от стадии цветения в стадию плодоношения, потому на столе у нас с вами и свежие ягоды, и только что сваренное варенье. Чай настоян на листьях мяты и мелиссы, что выросли в саду у знаменитого сибирского  садовода - академика с мировым именем Иды Павловны Калининой, и на листьях дикой смородины, что собраны моей дочерью Натальей в нынешнем походе к Каракольским озерам горного Алтая.
    Легкую тюлевую занавеску на окне робко колышет вечерний ветерок. Он родился совсем  недавно от ветра странствий, потому тих и несмел, но уже приносит из сада нежно-пряные ароматы вечерних цветов. Ласковой струйкой журчит вода из самоварного краника и так же тихо течет наша задушевная беседа... О чем? Ну о чем могут говорить друзья? О любви, о дружбе и, конечно же, о счастье. Слово Алле Зениной.
                    
            С Ч А С Т Ь Е

    “Существует ли закономерность в счастье? Если одному оно с детства выдается полной мерой, а другой с детства его лишен, чаши весов когда-то уравновесятся?” Это цитата из книги “Углы жизни” известной писательницы Марии Костоглодовой. В ранней юности я прочла эту книгу и всю жизнь пытаюсь ответить на этот вопрос. И чем дольше живу, тем больше убеждаюсь, что равновесие в данной ситуации невозможно.
    Как невозможно уравнять больного человека со здоровым. Порой человек, совершенно беспомощный в физическом плане, умеет организовать свою жизнь так, что ощущает себя вполне счастливым. И окружающие того же мнения о нем. А здоровый, имеющий все блага, жалуется, что несчастлив, категорически отказывается понять, что здоровье - это уже само по себе - счастье. В общем, полярное восприятие мира.
    Невозможно дать и конкретного определения понятию “счастье”. Счастье - штука весьма капризная, необъяснимая, неуловимая. Это прежде всего - состояние души. Каждый человек определяет и ощущает его по-своему. Так уж человек устроен: все время стремится  к достижению какой-либо цели, мечты. Обретя - испытывает неудовлетворенность, и снова - в поиск. Только позже время все расставит на свои места. Придет осознаие прожитого, сгладятся углы. Например, сейчас я понимаю, что в юности была счастливой. А в те годы казалось, что жизнь моя серая, скучная, однобокая. Уж не говорю о детстве. Оно вообще теперь воспринимается какой-то нереальностью, сказкой: а я ли то была? Ведь ничего похожего не осталось. У человека странная потребность чуть ли не идеализировать свое прошлое. Память “забывает”, отбрасывает негативное и со скурпулезностью Плюшкина собирает, бережно хранит все крупиночки хорошего. Слитые временем, они превращаются в ощутимый кристалл, который, сверкая, и создает иллюзию почти счастливого прошлого, иллюзию равновесия при сравнении с другими.
    За годы переписки с друзьями, имеющими инвалидность, как-то сами собой определились три группы, точнее, три взгляда, три отношения к пониманию счастья, которое ассоциируется, прежде всего, с любовью.
    Если повезло познать счастье любви, после этого люди ведут себя по-разному. Те, кому не довелось глотнуть этого божественного напитка, порой бывают раздражительны, брюзгливы, завистливы и злы на всех. С ними трудно общаться, трудно убедить, что своим поведением  они сами отпугивают робкую птицу счастья. Бывает, точно так же ведут себя и те, кому перепал глоточек: негодуют, что глоточек был слишком мал, вместо того, чтобы благодарить Бога за милость, ведь могли бы и жизнь прожить так и не узнав счастья любви.
    Другие, соприкоснувшиеся с этим чудом, после с покорностью, пассивностью к жизни ждут милости от Бога, чтоб чудо повторилось, не прилагая для этого ни малейших усилий. Общаться с такими весьма скучновато, уж очень апатичны, унылы.
    Третьи благодарят Бога за дарованную радость и действуют. Идут, пытаются ухватить это ускользающее нечто. С такими людьми общаться - удовольствие. Взаимное обогащение информацией, душевной энергией.
    Часто, когда кажется, что удача близка, что вот оно, счастье, совсем рядышком - усилия пропадают впустую, расплываются миражом, оставляя боль. И все равно, получая новые и новые тумаки от судьбы за свою непокорность и дерзость, находишь в себе силы возрождаться Фениксом, чтобы опять лететь за мечтой.
    Постепенно пришла к выводу, что поиски счастья - это оно и есть. Ибо в полете, в погоне за ним переживаешь непередаваемую гамму чувств, которые уже сами по себе - счастье. Потому что без душевного напряжения жизнь просто лишается смысла, превращается в животное существование. Помните строчки?
            Не позволяй душе лениться,
            Чтоб воду в ступе не толочь -
            Душа обязана трудиться
            И день и ночь, и день, и ночь.
    А счастье, оно, как ветер. Вроде бы и есть, и - не ухватишь. Только ощущения. Такие же разные, неуловимые, непостоянные, как ветер.
    Еще в безмятежные школьные годы за одну ночь прочитала книгу Михаила Герчика “Отдаешь навсегда”. Она буквально потрясла. До сих пор помню: после прочтения меня долго не отпускало какое-то странное чувство. Осознание пришло в зрелом возрасте. Может быть, благодаря этой книге я не захлебнулась от чрезмерной дозы горечи, которой жизнь очень щедро угощала. Вот прочтите: “Даже маленькая радость лучше, чем большое горе, и последний дурень тот, кто от нее отказывается только потому, что она не такого роста, как ему хотелось бы”. В этих словах - установка на жизнь. Если ей следовать, то личные весы могут находиться в относительном равновесии и даже с перевесом в сторону счастья. Теперь понимаю, что следовала этой установке подспудно, на уровне подсознания. Даже в самую черную полосу бывали моменты тихой радости от общения с природой, с детьми, от того, что удалось кому-то помочь.
    В самом деле, почему бы не порадоваться солнышку, не улететь мечтой на звезду? Восхититься нежностью цветка, трудолю-бием пчелы... И к нудному осеннему дождю отнестись снисходительно, ведь за осенью придет белая сказка зимы, а потом - вечное чудо весны. Жить... Просто жить - счастье...

                    Алла  Зенина

    Счастье... - вечная тема... Сколько людей ломало и ломает голову над ней. “Я задумался, что же такое счастье, и, мне показалось, что-то понял. Оно представилось мне благодатным кладом жизненного уклада, который вытруживает в тебе день за днем душу, способную чувствовать себя счастливой, а вовсе не получением задаром множества бестолковых вещей”, - так считал Сент-Экзюпери. И Вероника Тушнова говорит, что над счастьем надо трудиться. Кто-то возразит - о каком счастье можно говорить, если ты даже пуговицу себе застегнуть не можешь; если не видишь всех красок мира; если не слышишь, как шумят дожди и поют птицы; если и из дома выйти - это уже событие. Вот тут-то давайте послушаем  нового участника наших чаепитий Олю Казееву:

    Инвалидность - это не трагедия, это - драма. Драма со счастливым концом. (Не знаю, кто как, а я люблю счастливые финалы). Жизнь - вообще драма с тех пор, как люди вкусили плод познания добра и зла. Инвалидность закрывает внешнее, но открывает внутреннее. Жизнь тела замедляется, но возрастает значение жизни души, жизни духа. Нам за физически здоровыми не угнаться, как им не угнаться за птицами. А может не всем соревноваться в скорости? Может быть у нас иное предназначение?
    Возьмем для примера часы. Никто не ждет от часов, что они будут перемещаться с места на место. Часы ходят и работают, стоя на одном месте.
    Возьмем лампу настольную, печь, люстру, аккумулятор. Их нормальное состояние - работать, приносить пользу, функционировать, не двигаясь в пространстве.
    Человек, здоровый душой и духом, может давать свет, тепло, энергию, как маленькая электростанция, через творчество, через молитву, через милосердие к людям и животным. Может решать математические, шахматные задачи. Может работать, как мощный безмолвный радиопередатчик, принимая импульсы тревоги и посылая импульсы добра, сочувствия и утешения.
    Сочувствуете, люди?!
    И если тебя мотает по планете, кто ты? Сухой лист, облако, гонимое ветром времени или всетаки Душа, стремящаяся к Цели?! К Истине?!

                Ольга Казеева

    А еще Оля предлагает создать клуб “Сверчок” с девизом “Скорая Помощь Радостью и Чепухой”, т.е. добрыми чудачествами. Членом клуба может быть любой, способный нести людям радость, готовый оказать помощь ближнему в добром деле в любое время дня и ночи, поддерживающий в себе и окружающих бодрость духа и трезвомыслие,  любящий и создающий тихую музыку в душе, в сердце, вокруг себя; умеющий давать мудрые советы. При этом надо соблюдать следующие принципы: юмор должен быть добрый, светлый и чистый; печаль и уныние - грех, а с грехами надо бороться; горе, разделенное на двоих - вдвое меньше, радость, разделенная на двоих - вдвое больше; плачьте с плачущими и радуйтесь с радующимися; защищайте и уважайте Детство и детей - Малышей и Взрослых. Член клуба имеет право: бодрствовать ночью и любоваться звездами; путешествовать в любом векторном направлении. Член клуба свободен в пределах совести. Совесть - совесть о Законе Божием”.
    Кто-то скажет - все это вымысел, чепуха, кому это надо, когда... И начнет перечислять все то негативное, что в таком огромном количестве есть в жизни вообще, а в жизни людей с ограниченными возможностями здоровья - особенно. Нас часто огорчают неудачи, а мы не можем докопаться до причин, их повлекших. И долго потом преследует нас мрачное настроение и мы не можем с ним справиться. Попробуйте последовать таким  простым правилам:
    - Утром поздоровайтесь с Миром и первым скажите тем, кто рядом, “Доброе утро!”
    - Планируйте свой день, определив сегодняшние проблемы. Не забудьте и о своих обещаниях - пусть ничто не испортится по вашей вине. Помните, барон Мюнхгаузен писал в дневнике: “На 11 часов - подвиг!” Вот и вы запланируйте подвиг.
    - Живите здесь и сейчас. Ведь “вчера” - уже нет, а “завтра” - еще нет. Есть “здесь” и “сегодня”. И чтобы избавиться от горьких воспоминаний, прикрепите на самом видном месте написанное большими буквами - “СЕГОДНЯ”.
    - Устройте себе праздник, радость. Купите что-нибудь, цветы, например, нарядитесь - просто для близких.
    - Не сорите в течение дня ни ложными обещаниями, ни разговорами на тему: “Все ужасно, а будет еще хуже”, ни отрицательными эмоциями. Улыбайтесь, старайтесь излучать оптимизм и спокойствие даже в самых тупиковых ситуациях.
    - Чтобы быть любимым, надо быть любящим, терпимым, научиться прощать, не накапливая раздражения, быть легким и свободным.
    - И, наконец, никому не желайте зла. Что бы ни случилось с вами, не принимайте сторону зла, а желайте добра тому, кто вас обидел. Подмигните себе в зеркале и скажите: “Не горюй, все будет хорошо!”
    - Помолитесь на ночь, попросите здоровья и покоя всем близким и любимым, а заодно - и обидчикам. И на душе станет легче.

    Короче говоря,  ЖИВИТЕ В РАДОСТИ!

    Пока мы общались - стемнело и кто-то зажег свечу, а мы и не заметили...

        Пока горит свеча, давайте всех любить
        И теплоту плеча не стоит отводить.

        Пока еще жива межродственная связь,
        Дарите все слова, от сердца не таясь.

        Пока мы вместе здесь, не страшен холод лет
        И мир огромный весь теплом души согрет.

        И расстояний нет, и нежность горяча,
        И верности обет - пока горит свеча...

    Эти трогательные строки принадлежат перу Инны Лиснянской - поэта с нелегкой судьбой, но это тема для отдельного разговора. А закончить нашу беседу хочу ее же строками, написанными перед тем, как они с мужем - поэтом Семеном Липкиным в конце 70-х годов вышли из союза писателей в знак протеста против исключения из него своих коллег по перу.

        И вот мне больше нечего сказать.
        Какой позор, какая благодать
        Не чувствовать души, не ведать боли!
        Последнее, что помнила вчера, -
        Три пальца для креста и для пера,
        Три пальца, чтобы взять щепотку соли.
            
ЗНАЕТЕ   ЛИ   ВЫ ???
                                                           

        А  ЧЕХОВ  ОСТАЛСЯ  БЕЗ  АДРЕСА. . .


    “Выражается сильно российский народ! И если наградит кого словцом, то пойдет оно ему в род и в потомство, утащит он его с собою и на службу, и в отставку, и в Петербург, и на край света”, - писал Н. В. Гоголь. В Москве прозвища были настоящей традицией, были прямо-таки виртуозы по части прозвищ. Да так эти прозвища и клички вошли в Московский быт, что даже в различных документах рядом с христианскими именами горожан разных сословий нередко стояли прозвища, сопровождавшие не только их, но и детей, внуков и правнуков.
    В начале московских летописей появляется князь Юрий Владимирович - основатель города, прозванный (правда, уже после смерти) за свою политику Долгоруким. А князь Иван Калита был прозван при жизни. Калита, как известно, кожаный кошелек. Такой кошелек есть в экспозиции Музея истории Москвы. Князь Иван Данилович, как известно, добился у Золотой Орды права сбора дани, за что и получил прозвище.
    В воспоминаниях князя П. А. Вяземского читаем, какие были прозвища в Москве конца XVIII - начала XIX  века: “Помню в Москве одного Раевского, лет уже довольно пожилых, которого звали не иначе как зефир-Раевский, потому, что он постоянно порхал из дома в дом. Порхал он и в разговоре своем, ни на чем серьезно не останавливаясь. Был князь Долгоруков-балкон, так прозванный по сложению губ его. Была красивая княгиня Массальская - прекрасная дикарка, потому, что она никуда не показывалась. Муж ее - князь-мощи, по-тому что он был очень худощав. Всех кличек и прилагательных не припомнишь. В Москве и дома носили клички. На Покровке дом князя Трубецкого по старинной архитектуре своей слыл домом-комодом. А по дому и семейство князя называли Трубецкие-комод. Дом  не сгорел в пожаре 1812 года, и в официальном донесении о пожаре упоминается он “дом-комод”. Дом  и посейчас стоит в Москве на Покровке.
    А было еще правило давать прозвища по названиям московских улиц. Называлось это “давать адреса”. Об этом очень ярко и интересно пишет Н. Д. Телешов: “... театральный критик С. С. Голоушев - “Брехов переулок”; Е. П. Голославский - за обычное безмолвие во время споров “Большая Молчановка”; Л. А. Хитрово, наоборот, за пристрастие к речам - “Самотека”; ... Шаляпин был “Разгуляй”. Старший Бунин - Юлий, работавший всю жизнь по редакциям, был “Старо-Газетный переулок”; младший - Иван Бунин отчасти за свою худобу, отчасти за острословие, от которого иным приходилось солоно, назывался “Живодерка”, а кроткий Белоусов - “Пречистенка”; А. С. Серафимович за свою лысину получил адрес “Кудрино”, а только тогда начинавшему Л. Н. Андрееву дали адрес “Большой Ново-Проектированный переулок”, но его это не удовлетворило, и он просил дать ему возможность переменить адрес, или, как у нас это называлось, “переехать” в другое место, хоть на “Ваганьково кладбище”.
    - Мало ли я вам про покойников писал, - говорил, бывало, Андреев. - У меня что ни рассказ, то два-три покойника. Дайте мне адрес “Ваганьково”. Я, кажется, заслужил.
    Не сразу, но просьбу его все же уважили, и он успокоился”.
    Н. Д. Телешов пишет о том, что над этими адресами “хохотал и потешался” А. П. Чехов и очень расстроился, когда узнал, что его никак не прозвали, что он остался “без адреса”.

Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Студия дизайна "Gantor"
  • Алтайский краевой центр развития творчества детей и юношества
  • Сообщество uCoz
  • Подорожник
  • Инструкции для uCoz
  • Gantor © 2017