Вторник, 21.11.2017, 03:31
Издательство "Елена"
Главная | Вход | RSS
Меню сайта
Статистика
Подорожник

СКачать можно здесь.....

  "ПОДОРОЖНИК"   

Подорожник  (латинское plantago) – такое название у нашего журнала. Можно двояко объяснить происхождение слова. От латинского – planta  -- “ступня, подошва; растение, приставшее к обуви». От  греческого planes  -- «блуждающий» и  tagos – «вождь скитальцев».

Действительно, это скромное на вид растение живет около дорог, на самых неудобных почвах, его не встретишь в глухих местах, оно словно тянется к людям и служит человеку с глубокой древности, являясь лекарством от многих недугов. В одной легенде американских  индейцев рассказывается о собаке, ужаленной гремучей змеей. Уже находясь в агонии, она исцелилась соком подорожника. Древнерусские ведуны считали эту траву панацеей от всех болезней. Молодые листья подорожника останавливают кровотечения, заживляют раны и порезы.
                                                                                     

Журнал же  призван врачевать раны душевные, давая людям надежду, заставляя их поверить в свои силы. Мне очень хочется, чтобы все, кто сейчас находится в трудной жизненной ситуации, вспомнили слова Данко, героя рассказа Максима Горького: «Кто ничего не делает, с тем ничего не станется. Что мы тратим силы на думу и тоску? Что сделали вы в помощь себе?»

Журнал я посвящаю памяти удивительного человека, Чуфистовой Эльвиры Оттовны (в православии Елены), которая несколько лет издавала «Подорожник» в печатном виде.

В детстве Эльвира Оттовна мечтала быть врачом, а стала инженером-строителем. В Барнауле нет, пожалуй, ни одного объекта, в сооружении которого она не принимала участие. Но, видимо, призванием этой женщины было все-таки лечить людей, пусть не физически, но духовно, что, на мой взгляд, важнее.

В 1990-е годы она по собственной инициативе возглавила отдел писем в алтайском издании для инвалидов «Встреча». «Неустанными заботами Эльвиры Оттовны в качестве редактора отдела писем журнал стал содержателен и популярен далеко за пределами края, получил грант, -- рассказывает сотрудник редакции Борис Тушин. --  Со всей страны люди, страдающие физическими недугами, писали ей о своих бедах и радостях, и она отвечала всем, принимая чужую боль и чужую радость, как свои. Многие адресаты стали ее друзьями. «Мы дружили на расстоянии, общались только в письмах, – вспоминает Тамара Мурунова, один из авторов «Подорожника». -- Но это была дружба, возникшая от сердечной привязанности». Потом из «Встречи» ей пришлось уйти (так решило руководство редакции).

В 2001 году, в шестидесятилетнем возрасте освоив компьютер, она стала издателем журнала «Подорожник». Эльвира Оттовна вспоминала: «После работы в журнале «Встреча» у меня осталось очень много невостребованных материалов, люди продолжали присылать мне свои творения просто так. И тогда я решила издавать свой журнальчик. Долго подбирала к нему название и, наконец, придумала. «Подорожник» будет людей немножко подлечивать». Из разных уголков России к ней приходили тексты.  Она на домашнем компьютере верстала их в небольшие брошюрки и распространяла журнал в узком кругу.  «Тираж регламентирован моими физическими и финансовыми возможностями, -- рассказывала она мне в одном из своих писем. – Периодичность издания ограничена этими же факторами». При этом ни один из авторов не был обижен. «Я не беру строчку из этого, полстрочки. Я беру или полностью, или не беру совсем. Я не позволяю себе чиркать и марать творчество людей. Потому что знаю, в каких условиях они это создают, и просто из уважения к труду», -- подчеркивала Эльвира Оттовна в одном из интервью в октябре 2005 года.

Сама Эльвира Оттовна была смертельно больна, знала свой диагноз, но не предавалась отчаянию, не впадала в уныние, а находила в себе силы  заниматься изданием. «И то, правда! – писала она. – Чего лежать и ждать даму с косой, когда стол завален материалами, требующими доработки, когда в голове столько планов и задумок, когда люди еще чего-то ждут от тебя?!».

Вспоминает Молостова Александра  Никитична, подруга Эльвиры Оттовны: «Часто я приезжала к ней и обычно заставала ее за компьютером. На нем она печатала книги и буклеты своим друзьям. Увидели свет книги Т. Муруновой, В. Борисовой, С. Прохорова, В. Новочихиной и многих других. Эльвира Оттовна со всей этой работой справлялась одна. Она была и корректором, и редактором, и оформителем. Работоспособность ее была необыкновенной. Она умела дарить людям радость».

И мне Эльвира Оттовна тоже сделала необыкновенный подарок: первую книжку моих рассказов. Никогда не забуду, как, открыв бандероль, увидела яркую оранжевую брошюру с красиво написанным именем автора -- «Виктория Чумак». У меня были публикации в различных изданиях, но о книге я могла только мечтать. Пусть она была в единственном экземпляре, для меня явилось радостью просто видеть этот пусть и скромный, но РЕЗУЛЬТАТ моего творчества.  Рука Эльвиры Оттовны оказалась легкой: вскоре в одном из московских издательств у меня вышла книга.

Обращение к православию началось у Эльвиры Оттовны уже в зрелые годы, когда, по ее же словам, «столько свалилось» на нее: «развал страны и организации, где работала, распад семьи, болезни, проблемы детей». «Потребность в вере стала, скорее всего, больше, чем потребность в хлебе насущном, -- писала она и признавалась:-- Конечно, все время во мне жило ощущение своей причастности к вере православной, ведь росла я с бабушкой, которая и в годы гонения на церковь не пропускала ни одной службы, а вместе с ней туда ходила и я. Мне нравилось пение – спокойное, величественное, и потрескивание горящих свечей, и какой-то непонятный запах, который стоял в храме, когда я вместе с бабулей подходила к причастию».

Приняв крещение, не только на издательскую деятельность нашла в себе силы Эльвира Оттовна. В октябре 2006 года совершила паломническую поездку в горный Алтай, поселок Чемал, где расположен храм Патмос, названный так в честь греческого острова в Эгейском море, где в свое время подвизался святой Иоанн Богослов. «Два дня на всю оставшуюся жизнь» -- так назвала она свои воспоминания об этой поездке. «Главное, что я поняла в сложившейся ситуации: надо верить и молиться -- писала Эльвира Оттовна. -- Для меня это  не пустые и красивые слова, а то, чем держусь».

До последних своих дней эта удивительная женщина служила людям. Она сама стала подорожником для многих. «Ей можно было позвонить в любое время и поговорить по душам», -- вспоминает Ольга Казеева из Барнаула.

«Последние письма Эльвира Оттовна писала, уже глубоко страдая. Но даже в таком состоянии ее письма были светлы, полны мудрости и любви к жизни, к людям,--  пишет Тамара Мурунова из города Прохвистнево Самарской области. — «Подорожник» для нас, его авторов, стал самым лучшим детищем в мире. Это была возможность выйти к людям, подарить им свои творения. «Подорожник» стал частицей всей нашей жизни и не только вдохнул в каждого из нас веру, надежду на то, что мы тоже нужны людям, но и дал почувствовать себя частью одного целого, ощутить себя в семье. Мы стали как бы детьми Эльвиры Оттовны. Детьми желанными, любимыми».

«Каждый раз, получая «Подорожник», вспоминаю далекое детство, когда подорожник прикладывали не только к ссадинам, но и отвар пили, если закладывало грудь. Сейчас, когда закладывает грудь от безысходности, «Подорожник» приходит, как скорая помощь, врачуя своим добрым словом», -- пишет Екатерина Степановна Лошкова из Бийска Алтайского края.

Я надеюсь, что электронный «Подорожник» продолжит истинно христианские традиции, заложенные Эльвирой Оттовной Чуфистовой.

                                                             

                                                                                                            Виктория Чумак

                                                          
            «МОЛИТВА О РОССИИ ОЛЬГИ КОЛОВОЙ»

 

Держу в руках небольшую, блокнотного формата книжицу стихов неизвестной мне поэтессы Ольги Коловой. Начинаю листать без особого интереса, недоверчиво. Увы, современная поэзия – при всем моем уважении к таланту авторов – на мой взгляд, лишена тех достоинств, которые когда-то сделали ее Великой Русской Поэзией. Однако, уже первое стихотворение – «Молитва» -- говорит мне, что мой скептицизм, к счастью, оказался напрасным.

 
КОЛОВА ОЛЬГА ВИКТОРОВНА  родилась в 1965 году, в деревне Григорово, Парфеньевского района, Костромской области. Окончив Матвеевскую среднюю школу, связала свою трудовую деятельность с местной библиотекой. Склонность к стихосложению проявилась у Ольги еще в детстве, а тяжелый недуг, полученный при рождении, стал, по ее словам, «предпосылкой и счастливой возможностью для неспешного образа жизни, чтения, созерцания, размышления, что благотворно сказалось на развитии творческих способностей».

Первая серьезная публикация состоялась в 1995 году в областном коллективном сборнике женской поэзии «Все начинается с любви». В 1996 году была издана первая авторская книга «Пугливая  птица».  Уже своими ранними произведениями Ольга Колова заявила о себе, как о  самобытном, талантливом авторе.

                                   

 С 1995 года она состоит в районном литературном объединении «Надежда», в областной писательской организации. С 1996 по 2001 год регулярно публиковалась в литературном альманахе «Кострома». Ее стихи были включены в «Антологию костромской поэзии», а затем были представлены в американском журнале «Reflections».

В 2003 году увидел свет второй сборник стихов Ольги Коловой «Здесь, в России». С 1996 по 2005 год поэтесса сотрудничала с алтайскими изданиями, освещающими творчество инвалидов, «Встреча» и «Подорожник». Ее произведения публиковались в альманахе «Остров» (С-Петербург, 2003 г.), «Русский путь на рубеже веков» (Ярославль, 2005 г.), «Коростель» (Москва, 2007 г.), «Защити меня!» (Москва, 2008 г.).  В 2007 году районной библиотекой был издан очередной ее сборник «Любовью и болью».  В настоящее время Ольга Колова является членом Товарищества детских и юношеских писателей России.

 

                                                       

Свое творчество поэтесса рассматривает, как посланное свыше и обращенное к людям:

 

 

«Отчего же радуюсь и плачу               

Не слезами, а созвучьем слов,

Рифмами увенчанных, и трачу

Жизнь свою на радость новых строф?

...............................................................

Говорят, что это – БОЖИЙ ДАР...»;

 

 
«Той, что лишь для искусства, поэзии

Не люблю. Пишу для людей.

................................................................

Просто. Так, чтоб от сердца – к сердцу.

Чтоб, вернее, в душу – душа.

Пониманьем чужим согреться,

Свой огонь раздавать спеша».

 

 Вся поэзия Ольги Коловой пронизана любовью к миру Божьему, свидетельствующему, по ее мнению, о величии Творца; к людям, в отношении с которыми она ценит, прежде всего, искренность, доверительность и теплоту. Поэтому, наверное, ее стихи сразу западают  в душу читателя, поднимают в ней что-то теплое и светлое, давно невостребованное, почти потаенное, запрятанное в самую глубину, заставляют по-иному взглянуть на мир, прекрасный и чудесный, несмотря на свое несовершенство.

Татьяна Иноземцева, член Союза писателей России, землячка Ольги, в рецензии на первые публикации поэтессы писала: «Все творчество Ольги Коловой – стремление к «светлой высоте» от прозы жизни, на которую обрекла судьба». И действительно, Ольга не только нашла силы жить сама, своими стихами она готова сопереживать – редкое качество в современном обществе:

 

«На то и лира Богом мне дана...
 Изведать и принять чужую боль,
Чужого горя глубину измерить,
 Слезам другого, как своим, поверить
 И, утирая, ощутить их соль...»

 

 
Поэзия Коловой удивительно лирична, тоже  черта, нехарактерная для нашего жестокого времени. Уже с первых строк поражает язык стихов – как будто бы простой и безыскусный, но одновременно необыкновенно точный, разнообразный и яркий, как палитра великого живописца. Эта черта, по моему глубокому убеждению, приближает поэзию Ольги Коловой к классическим образцам русской литературы.

 

«Есть особая прелесть в цветах полевых ---

    Васильках, колокольчиках, в той же ромашке...

 Вот она, словно солнышко в белой рубашке,

  Все кивает головкою нам из травы.»

 

Поэтесса не просто воспевает родную природу, разговаривает с ней, словно бы сливаясь с окружающим миром, восторгается вечной красотой земли. Колова познает себя и шире – человека вообще – через природу. Она ни на минуту не забывает, что мы – часть природы, и, несмотря на все ухищрения так называемого прогресса, малая частица общей души мироздания все же теплится в нас и не дает скатиться в бездну хаоса. И действительно, только оторвавшись от будничной суеты жизни, придя в «рощу березовую, светлую, как Русь» и, окунувшись в «эту белизну, которую на раны налагают», ты начинаешь по-новому ощущать себя в этой жизни, и на твоей душе воцаряется покой, и тебя посещает «озарение любви», в котором «зло обнаружит все свое бессилье».

Стихи Коловой провинциальны в самом положительном смысле. Сейчас мы осознаем, что основное богатство России, ее истинная душа – в провинции, именно отсюда нужно черпать силы для возрождения нашей истерзанной, больной Родины. И поэзия Ольги Коловой еще раз доказывает это. Только будучи «провинциальным» поэтом, можно воспеть «глаза синее неба, у бабки той, что Анною зовут» и удивительно гармонично вплести в свои стихи ее напевную речь. Только «провинциальный» поэт не пройдет мимо такого пласта народной культуры, как частушка. Здесь простым, порой, «неправильным» и даже грубоватым языком выражены боль и радость народа, его любовь, мечты и стремления. Разглядеть эту наивную красоту и, тем более – донести ее до читателя, доступно не каждому.

Конечно же, истинный поэт не может обойти вниманием состояние современного ему общества. Душа поэтессы болит за «церковь в Ильинском», где «разор, запустение», за русские деревни, в которых «гуляют сквозняки», ибо жители ушли «на поиск доли лучшей, наспех окна ослепив крестом». Но оптимизм не покидает автора.

По сути, все творчество Ольги Коловой – молитва о России. «В годы безверия жутко родиться», -- замечает она и, чтобы не заблудиться в окружающей мгле, взывает к Богу – «явлена будь, путевая звезда!». Да, суета, тревоги и «тяжесть вечная креста» неизбывны, они – вечные спутники людей, особенно в России. Однако, высший смысл человеческой жизни в том, что «мы с судьбою в доле! Выбор – наш и наша воля, остальное Бог подаст».

 
 

Ольга Колова
(село Матвеево Парфеньевского района Костромской области)

 

 ***

«Несите крест сегодняшнего дня,

И завтра будет вам дано по силам» -

Та заповедь Господня для меня

Священна, и ее я полюбила.

Так и несу.

И вижу – ноша та

С годами тяжелее, тяжелее...

Но тем желанней, ближе и роднее

Распахнуты объятия Христа.





***
 



Мне судьбой не дано

                       в этом мире иного пути.

И куда б ни манили

                       иные просторы и веси,

Голубицею кроткой

                       душа присмирела в груди

Перед новым витком,

                       перед гордым рывком в поднебесье.

Как распахнуто небо!

                        Здесь легче, вольнее взлететь,

Все отдав без остатка

                        друзьям да родному приволью,

Где мне было дано

                         так светло и свободно пропеть

Жизни песню свою,

                         что сложилась любовью и болью.

Но пока я могу

                         всей душою принять и обнять

Все, что эта земля

                          родила, подняла и вскормила,

Мне под всеми ветрами

                           упорно стоять

Помогает

                           ее материнства могучая сила.

 
***
 

Приручи меня к себе!..

Я – пугливая, как птица.

От людей стараюсь скрыться

Вопреки своей судьбе.

 

Приручи меня ко мне,

Чтобы было все согласно,

Чтобы разум понапрасну

Не терзал души в огне...

 

Приручи же, приручи!..

Может быть, с тобою рядом

Жизнь одарит звездопадом –

Ярким праздником в ночи.

 

 

 

             ПОЛЕВЫЕ ЦВЕТЫ

 

Есть особая прелесть в цветах полевых –

Васильках, колокольчиках, в той же ромашке...

Вот она словно солнышко в белой рубашке,

Все кивает головкою нам из травы.

 

Всей бескрайностью манит волнистая рожь.

Средь нее свою синь поразбрызгало небо.

Нежной синей ресничкой мигают из хлеба

Васильки: «Не грусти, когда мимо идешь!»

 

Над лугами медовый плывет аромат –

Щедро клевер повсюду рассыпало лето.

И мелькают в траве, словно блики рассвета,

Те душистые шарики, радуя взгляд.

 

Зачаруют тебя полевые цветы.

Пусть на клумбах в садах есть покраше букеты –

Лишь в лугах ты услышишь мелодию лета

Удивительной нежности и чистоты.

 

Все печали прогнав, расплескаться б душой

В светлом море цветов, безмятежно-бескрайнем,

И хотя бы на миг прикоснуться к большой,

Исцеляющей душу божественной тайне.

 



 
***
                                 

Ах, как расплакался июль!

Слезам конца, казалось, нету...

Но лёгкого тумана тюль

Вдруг тает в нежности рассвета.

Сквозь капли дождика, дрожа,

   Мне солнца луч в окно струится,

   И улыбается страница,

   Стихами голову кружа.

 

               ***
 

В сетях прогресса бьемся, сами                        

Все до предела усложнив.

   Под голубыми небесами

   Снуем, не замечая их.

 

   А нам бы жить легко и просто:

   Без сложностей и суеты...

   Избудем их – тогда и звезды

   Протянут к нам свои мосты.

 

И все великие химеры

С их лживым блеском мишуры,

Сгорят в лучах любви и веры,

Соединяющих миры.

 

                            

   ***

 

Неизбывна суета.
И — смятенье... И тревога.
Тяжесть вечная креста,
Непредсказанность итога,
Что зависит не от нас.
Но и мы с судьбою в доле!
Выбор — наш, и наша воля,
Остальное Бог подаст.

 

  ***

 

 

Как бестолково и смутно живем!
В годы безверия жутко родиться.
Во поле вьюга огромною птицей
Машет отчаянно белым крылом,
Словно зовет за собою. Куда?
Разве во мгле отыщу я дорогу?..
Вновь обращаюсь с молитвою к Богу —
Явлена будь, путевая звезда!

 


                   

ПЯТАЧОК

     Светлой памяти матери моей
            Лидии Михайловны Коловой,
сочинявшей частушки


Во Григорове-деревне лампы-молнии горят,
Да во матвеевской беседе наши дролечки сидят.
Ножик, вилка, два подпилка.
Не пришел сегодня милка.
Не пришел — и леший с ним! —
Не целованы сидим.

Почему бы ягодиночке сегодня не придти?
Только под гору да на гору,
Да лесом, да дорогою,
Канаву, да тропиночку,
да речку перейти.

Парень маленький-премаленький реку переходил.
Рубашку длинную-предлинную,
Холщовую, новинную,
По вороту расшитую
в реке перемочил.

Ягодиночка зачесывает на лоб волоса:
Закрывает от народа
Свои рыжие, бесстыжие,
Зеленые в полосочку,
Голубенькие в крапинку,
Коричневые в клеточку...
Не высказать, подруженька,
какие и глаза.

Ягодиночка заносится и думает — хорош.
А он на Шарика, на Бобика,
На Тузика, на Тобика,
На Чижика, на Пыжика,
на ежика похож.

За Матвеевом на речке не работал перевоз.
А меня душечка-Ванюшечка,
Хорошенький, пригоженький,
В костюмчике, при часиках,
В калошах, да и с зонтиком
на ручках перенес.

Не берет тебя, залеточка, ни стужа, ни мороз.
Свою рваную тальяночку,
Безбасую, безмехую,
Без корпуса, без планочек,
За город за Парфентьево к сапожнику Алехину
В корзиночке в починочку
на плечике понес.



Девки-тё, ребята-тё,
Да чего не пляшетё?
Если лапти порвитё,
Завтра новы сплетитё.


На беседушке не весело —
Егорушка один.
Давайте, девушки, Егорушку
Под лавку закатим.


Самовары закипели,
Девки замуж захотели,
А ребята не берут.
Девки ревушком ревут.

Полюбить так полюбить,
Чтоб не разлюбилося,
Чтобы каждым вечерочком
Крепко сердце билося.

Чернобровенький, молоденький,
Не стой передо мной.
Разгорится мое сердце,
Не залить будет водой.

Ой, ты, залеточка, залеточка,
Приди на вечерок.
Без тебя, мой сероглазенький,
Качает ветерок.

Отбивай, подруга, друга —
Все равно не дам владеть.
На твои колени сядет —
На мои будет глядеть.

Не хочу я чаю пить,
А хочу по воду ходить, —
Мимо милого окошечка
На дролю поглядить.

Дроля, дроля-макароля,
Макароля — милый мой.
Дроля с новой макаролечкой
Гуляет, — не со мной.

Милый свататься поехал,
Я в беседушку пошла.
Все равно пути не будет, —
Я дорогу перешла.

Меня мамонька рожала,
Три версты бегом бежала.
Побежит, воротится:
«Какая дура родится?»

Милка ходит так и сяк,
Думат — любит ее всяк.
Лучше черный деготь пить,
Чем тебя, милка, любить.

Хоть бы хны — рубаха долга.
И не долга — хоть бы хны.
Хоть бы хны — девчата любят.
И не любят — хоть бы хны.

Пресвятая Богородица,
Наставь меня на путь,
Чтоб на этого заразу
Больше разу не взглянуть.

Дорогашенька, не сохни,
Цветок аленький, не вянь!
Тебе сказано, не солгано,
Нисколечко не жаль.

Дролечка, совей венок
На той белой березоньке.
Соскучаю по тебе —
Пойду по той дороженьке.

Говорила голоску:
«Раздайся, голос, по леску,
Чтобы милого, красивого
Ударило в тоску».

Всю дорогу торопился.
А пришел — занятая:
На коленочки посажена,
Рукой обнятая.

Мне девчонка изменила
И уселася в кути.
Неужели мне такую
Ворохобу не найти?

Зарасти, тропинка, лесом
И соломой зарасти.
Унеси, девчонку, леший,
И за ножку потряси.


Я свою задрыжину
Посажу на лыжину.
Ты катися, лыжина,
Держись, моя задрыжина!

Интересно расцветала
Клевериночка в овсе.
Истрепался ягодиночка —
Ему по мысли все.

Изменяй мине, залетик,
Сколько хочешь изменяй.
Только тайного словечка
Никому не выясняй.



 

 

 

                     ЗА ЧАЕМ

«Пей, андел, — приговаривала бабка, —
Пей, ду-у-ронька... ешшо добавлю, чай.
Подлож-ка сахарку, коли несладко.
Я давя мяты насбирала в чай.
Да не стесняйся, андел, не стесняйся.
Автобус-от не скоро, чай, подёт...
Поди, взопрела, дак разболокайся.
Вон, погляди-ка, ноне огород
Не посадила. Нету боле силы.
А пензии-то много ли дают...
Все — на лекарства, чтоб им пусто было!
А без бутылки рази веть подут
Работать-то?! Ешшо заране спросят.
Коль нет, — «Копай-ка, старая, сама».
Землицу жаль! Траву-то Танька скосит.
Пырей да сныть козе подут в корма...
Да рази можно так-то?! Веть землица
Ухоженная с эстоль-то годо-о-ов!
Да рази матка деток докричится,
Доколь нужда сама из городов
Не выгонит?!
Пей, ду-у-ронька.
Я стала
Совсем стара, — не вижу ничево.
Намеднись Галька в Питер написала
Сынку мому ответное письмо.
Да што-о-о!.. Там у ево жена да детки.
Куды ему, сердешному, со мной?!
Помру уж тут. Понастарят соседки.
Приедет помянуть, да дом-от мой
Продать. Веть туточки лежать охота.
Родное всё! Нали душа болит.
Пей, ду-у-ронька...»

Запись 1997 г.


                                                                   А.А. Мухиной

 
***


А у нее глаза – синее неба,

У бабки той, что Анною зовут.

Накупит в магазине гору хлеба

На всю родню, что проживает тут.

Девятый уж десяток разменяла.

А все – добра, улыбчива, бодра.

Все – для других, а для себя – нимало.

Лишь зачерпнет водицы из ведра

Да самовар поставит под иконы,

Молитовкою день благословив...

Так яблоня в саду с земным поклоном

Несет души свой золотой налив.

 

***

 

           ПРЕДРОЖДЕСТВЕНСКОЕ

Между селом и деревней заснежено поле,
Тропочка вьется, которою ходят гуськом.
Бродим и бродим по этой холодной юдоли —
Кто-то обутым, а кто-то всю жизнь босиком.

Здесь никогда не товарищи пеший и конный,
Сытый голодного тоже никак не поймет.
И в восстановленном храме пред светлой иконой
Молятся — кто за земной, кто за вечный живот.

Всех Он услышит, и каждому будет по вере.
Разные все мы и разные носим кресты.
Но, как бы ни было, — ночи священной в преддверии
Каждый по-своему милости ждет с высоты

Звездной, торжественной, что благодать распростерла
Над ликованьем церковных воспрянувших глав.
Вновь призывают Христа и деревни, и села,
В светлой надежде к распятью губами припав.

 

 

                                   ***

 

  А всего-то лишь и надо –

Душу в вечности спасти:

Мимо грязи, зла и смрада

Невредимой пронести,

Ни за что не зацепиться

И не стать ничьей бедой,

Уберечь соблазна птицу

«Рая» в клетке золотой...

Луч Божественного света

Находя, дари другим.

Настоящее лишь это

Остальное – призрак, дым.

 

                             Январь 2008 г.

 

 

                                                
Алла Зенина
(Поселок Зимовники Ростовской области)

 

   О себе Алла рассказывать не любит. «Можно сказать в двух словах: родилась и живу. А детали жизни - в моём творчестве», -- говорит она. Получив экономическое образование, закончила заочную литературную студию в Москве, состоит в Российском Союзе профессиональных литераторов. Ее стихи, эссе, публицистика печатались в различных изданиях России. Так, поэзия Аллы вошла в коллективный сборник «Листая жизни Календарь. Гражданские стихи и песни поэтов-современников», вышедший в Петербурге в 2008 году, составитель Е.П. Кисляков. Четыре поэтических коллективных сборника Алла составила сама: «Симфония ночи»" (2007 г.), «Вариации дня» (2008 г.), «Музыка сфер»(2008 г.) и «Вечная лирика» (2008 г.).

   Зенина -- автор нескольких сольных лирических книг: «Ты уходил в апрель(2001 г.), «Танец в облаках»(2006 г.), «Я пока еще здесь...»(2006 г.). В 1998 году она принимала участие в первом конкурсе фонда «Филантроп» и по его итогам ее стихи вошли в их коллективный сборник «Душа -- птица вольная», на музыкальном диске, который выпущен фондом, есть две песни на ее стихи. В 2005 году за вклад в развитие темы справедливости и высокое художественное мастерство Алла награждена дипломом лауреата литературного конкурса «Справедливый мир».

Поэзия Зениной многообразна. Помимо легких -- по звучанию, но не по глубине -- лирических произведений, она обращается к философским традициям японской классической поэтической школы, мастерски владея сложной структурой хокку.

 

   Кроме литературы, Алла увлекается «рукотворчеством»: шитьем, вязанием, вышивкой. «Жаль, что на всё не хватает времени. Да и приходится считаться с фактом наличия "награды" в виде первой группы инвалидности», -- сетует она.

   В настоящее время Алла Зенина завершает работу над своей новой  книгой лирики «В полнолуние -- дождь!».

 
 

                           «Я насыплю вам солнца!»

 


           Ночь. Встаю из-за стола, разминаясь и морщась от боли. Подвела итог своей работы по изданию коллективного сборника. Сначала подсчитала столбцы цифр в уме, записала сумму. Потом – на калькуляторе. Итоги получились разными. Снова подсчет в уме, подтвердился первый результат, значит, головой – надежней, чем машинкой.

           Результатом довольна, в собранную сумму уложилась, есть пока остаточек, так как еще несколько пакетов надо отправить.

          Вышла в кухню, размышляя, что выбрать: чай или горячее молоко? Предпочла второе. Достала из холодильника банку, налила в ковшик, поставила на огонь и…

          Наваждение! В голове вдруг зазвучала песня, которую когда-то слышала по радио:

 

          Подставляйте ладони!

          Я насыплю вам солнца,

          Поделюсь своим счастьем,

          Чтоб звенело струной!

 

Какое солнце?! Ночь! Даже луны нет, темнотища за окном.  А песня – льётся:

       

           Столько неба, столько солнца,

           Столько света!

           Неужели это мне одной?

           Я ветрами тёплыми согрета,

           И сверкает море предо мной –

           Ну, зачем так много мне одной?

 

Господи, море! Моя вечная мечта. Как давно его не видела. К Черному теперь уж  видно не добраться. Однако Азовское поближе. И прямиком можно автобусом – в Таганрог. Они, эти автобусы, каждый день проезжают мимо моего окна, будоража душу: сесть  бы и ехать, ехать…

          Не угасает во мне притяжение дороги, возникшее в детстве, когда не упускала случая упросить отца взять с собой. И колесила с ним по трассам и степным проселкам, на которых, несмотря на пыль, было интересней, ибо часто встречалась всякая живность. Даже огромного лося раз увидела.

          К чему всплыла эта радостная песня? Может быть, наглядевшись на автобусы, уже «созрела» и пора в путь? А что, разве не имею права хоть на пару дней оторваться от этих бесконечных дел и отправиться за мечтой? Но одной как-то – не то. Ведь радость удваивается, если есть с кем порадоваться. Об этом подумаю потом.

          Ой, молоко чуть не сбежало! Едва успела его поймать. Так. Готово. Однако к молоку мёд не будет лишним. Мед… Хм! Солнышко –  в баночке! Беру кусочек солнышка (мед твердый), запиваю горячим молоком и замираю.

          Из глубины души поднимается волна восхищения таким чудным даром природы  и – счастья. Тем более что сегодня был разговор с интересным собеседником. И развеселило письмо друга, в котором он тоном проповедника сначала дает мне серьезное наставление, а к концу письма забывает об этом и завершает его совсем вольно.

           И день был светлым, теплым. Посадила клубни проросших георгинов. А гладиолусы уже выставили кончики своих листьев-ножей.

           Ем осколки солнца, запиваю облаками и слушаю внутри себя очаровательную песню. Возникла мысль, что если б сейчас рассказала родным или просто знакомым  о своих ощущениях, наверняка бы, подумали: «Крыша» поехала у бедняги!».

            И вправду. Какое может быть счастье у человека, жизнь которого состоит из боли? Ну, к физической боли можно притерпеться, как бы договор с ней заключить и сосуществовать. А вот боль от потерь, душевную…  Её ничем не умаслить, не умолить. Она часто скручивает похлестче, чем физическая. Никаких обезболивающих от неё нет. И враньё, что якобы время лечит.

            А всё же есть Нечто непонятное, невыразимое, заставляющее сквозь слёзы радоваться жизни. Непритворно! Искренне!

           Возможно это Нечто – Боль. Кто не вкусил её в полной мере (да и невозможно её измерить), тот не способен к полномерной радости.

           Вот странно. Восторгаясь сегодняшним днем, почему-то совсем, нет, не забыла, а просто отодвинула неприятное. Например,  что меня полтора часа продержали на почте, придравшись к якобы не так упакованным посылкам, заставили опять новый ящик купить. А на мои претензии, что сами теряют заказные пакеты и отказываются их искать, что с полученных мною писем сдирают марки, нагло ответили, что они ни причем… Вернулась с сердечной болью.

             Но когда зазвучала песня, этот случай расплылся, растаял туманом и исчез, как пустое, никчёмное. Подобные конторские, бытовые неприятности и составляют ежедневную суету. Главное в том, чтобы они не смогли застить солнце.

              Заполночь. На круглом столе -- янтарная баночка, словно солнце в середине нашей галактики. Втягиваю в себя остатки облаков. Скоро новый день, вечное чудо рассвета, вечное чудо весны. Жизни! Ещё один неповторимый день. Я его увижу. Полюбуюсь взошедшими цветами и полью их. Прочту стихи, присланные для нового сборника, темой которого будет день, а значит, в них будет много света, жизни.

                 Подставляйте ладони!

                 Я насыплю вам солнца,

                 Поделюсь своим счастьем…

                 Ну, зачем так много мне одной?!.  

 

 

 

 

 

                                      
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Студия дизайна "Gantor"
  • Алтайский краевой центр развития творчества детей и юношества
  • Сообщество uCoz
  • Подорожник
  • Инструкции для uCoz
  • Gantor © 2017